23 Мар 2017

Взрослые дети: инструкция по применению.

10 лет – еще ребенок или уже подросток? Читайте о том, как найти баланс в отношениях со своей внезапно повзрослевшей дочерью, стать для нее самой продвинутой мамой, но и не потерять при этом самообладание и чувство собственного достоинства.

Марина Коселовская  – мама 10-летней девочки, уже вступившей в тот особенный возраст, который частенько вызывает ужас у родителей и заставляет пересмотреть принципы воспитания. Давайте узнаем, как с этим справляется наша героиня.

Little Fellow: Марина, сколько лет Вашим детям? Когда поняли, что старшая уже не малышка, а вполне себе подросток?

Марина Коселовская: У меня двое детей: дядя Глеб – 5 лет и Марусец – 10 лет. Сложно сказать, когда осознала, что Марусец уже не ребенок. К сожалению, в нашей семейной истории есть грустный временной отрезок, когда я слишком сильно «вырастила» Марусю в своих глазах на фоне родившегося сына. А она, как умела, привлекала к себе внимание и выбрала путь агрессии, а затем замкнутости. В те моменты мне казалось, что у нее уже начался подростковый кризис, хотя ей было всего 7 лет. Да и мама вторила мне в этом, вспоминая, что со мной проблемы тоже начались в том же возрасте. Теперь-то я знаю, что это был всего лишь очередной виток развития ребенка, отягощенный сложностями семейного общения и школой в раннем возрасте: я отдала Машу в 6,6 лет, о чем сейчас очень жалею. Когда мы восстановили связь «мама – любимая дочка», я четко увидела, что в некоторых моментах она еще совсем ребенок.

Ну а с 9 лет она начала настойчиво проявлять свою личность: отстаивать свое мнение и даже оставаться при нем, несмотря на родительские доводы.

LF: Какие признаки подросткового кризиса отмечаете у своего ребенка?

М.К.: Отстаивание собственного мнения «до победного»: даже когда сзади пропасть, она лучше в эту пропасть прыгнет, нежели прогнется под родителей. Последнее слово обязательно должно быть за ней. Смена настроений: может вспыхнуть, как спичка. Смена лидера мнений – теперь подружка для нее все чаще оказывается умнее родителей. Ну и «любимое» выражение лица с закатанными глазами, которое передает нам, родителям, насколько мы глупые вещи говорим или утомили своими разговорами.

LF: Как часто вступаете в конфликт с дочерью, каковы самые распространенные причины и пути выхода из этих ситуаций?

М.К.: Конфликты, ругань, неконтролируемый выброс слов, за которые потом кусаешь себе локти – все это шаг назад в отношениях. А я не готова испортить то, что восстанавливала больше года. Кроме того, использую свое волшебное средство успокоения: каждый раз, когда мне хочется покричать от бессилия (а конфликт именно это и есть), я представляю, что дочь, когда вырастет, будет помнить меня исключительно орущую, вечно недовольную, ничего не понимающую – это очень быстро остужает меня.

На данный момент у нас две причины конфликтов:

— учеба, вернее безалаберное к ней отношение

Целый год Маша забывает записать домашнее задание по английскому языку, и это выводит меня из себя.

— игнорирование моих самых простых просьб

Я постоянно напоминаю о мелких бытовых делах: повесить куртку на вешалку или поставить книжки на полку.

И, кстати, получается, что большинство конфликтов возникает из-за неоправданных ожиданий. Мое мировоззрение встречает отпор. В моей голове есть установка, что родительское слово – практически закон. И никак не могу принять полностью, что моя дочь — не малышка, которой что сказали, то она и принимает за правило. Маруся – уже самостоятельный человек со своими взглядами, порой кардинально противоположными моим. Вообще, дети более свободны от социальных установок «должен/не должен». А мы – закостенелые взрослые – с трудом это принимаем.

Мой выход – честное общение. Мы много разговариваем: я объясняю, почему сержусь, и как раздражают те или иные поступки, договариваемся. Помогает, признаться, не всегда, но ведь отрицательный результат тоже результат.

LF: Что помогает Вам сохранять спокойствие при столкновении с подростком «лоб в лоб» и невозможности донести свою мысль?

М.К. Как говорил Карлсон: «Спокойствие, только спокойствие!» Я просто понимаю, что если именно в этот момент нашего разговора убеждения не действуют, то бессмысленно продолжать и настаивать. Дальше – только скандал от внутреннего раздражения друг на друга. Кроме того, понимаю, что не могу быть права во всем. Да и не знаю, что творится внутри у ребенка. Поэтому предпочитаю договориться, что сейчас мы прекращаем этот бессмысленный спор, каждая из нас обдумает все сказанное, и позже мы вернемся к обсуждению, когда будем обе готовы. Моя главная идея – это конструктивный диалог, где каждая из сторон может без опасения высказать свое личное мнение или видение проблемы. Я стараюсь научить дочь разговаривать и рассуждать обо всем.

LF: Вы контролируете дочь: ее друзей, одежду, социальные сети?

М.К.: Активность в интернете контролирую немного и «незаметно». Пока это возможно: ее страницы в социальных сетях оформлены на мой почтовый ящик. Вечером могу просмотреть, о чем она переписывается или какие профили просматривает. У Маши самый простой телефон за 1000 рублей без интернета и с одной игрой – «змейка». Единственная возможность посерфить в интернете – попросить мой планшет. Я разрешаю им пользоваться не более часа в день и только после выполнения физических упражнений. Сколько раз она присядет, отожмется и подтянется – на столько минут и получит гаджет.

Вопросы одежды, как правило, не контролирую. Исключение – в холодное время года убедительно прошу выбирать наряды по погоде. Ей предложен компромисс: хочешь погулять после школы – одеваешься тепло, хочешь быть модной – бегом домой после уроков. И Марусец пока соблюдает эту договоренность.

А вот друзья уже, к сожалению, вне родительских рамок. И это меня угнетает. Трудно смотреть, как твой ребенок выбирает в друзья не всегда правильных личностей. Стискивая зубы, наблюдаю, как она учится врать и увиливать. Умеет, глядя мне в глаза, нежненько промурчать «конечно, мамочка», а потом за спиной сделать все совсем наоборот.

Ну а в целом, контролировать, по крайней мере, открыто, не лучший вариант. Чем больше контроля, тем больше ребенок изощряется в умении уйти из-под него. Всегда важно именно доверие, но только не слепое. Ведь ребенок, каким бы хорошим он ни был, все равно окружен социумом, который порой «помогает» сбиться с пути. Я руководствуюсь известным правилом «доверяй, но проверяй». Но проверяю очень аккуратно.

LF: Как быть интересным собеседником для подростка и крутой мамой, чтобы ребенок не стеснялся, а гордился?

М.К.: Я бы тоже хотела знать точный ответ на этот вопрос! В последнее время придерживаюсь мнения, что все зависит от степени доверия в отношениях. Если по-настоящему слушать рассказы ребенка, а не создавать видимость, угукая, но при этом пропуская мимо ушей все, что он рассказывает, если знать то, что для него важно и интересно, то в принципе уже находишься «в теме». Это как на новой работе: приходишь и ничего не знаешь, но если активно участвуешь в жизни коллектива, то постепенно станешь его неотъемлемой частью.

Но как сделать так, чтобы ребенок рассказывал? Начните с себя. Рассказывайте, как прошел день, описывайте свои эмоции и яркие впечатления. Дети растут, глядя на нас, и, осознанно или нет, но копируют наше поведение. И поверьте, даже если такая тактика вроде бы не принесет никаких результатов поначалу, позднее все равно даст свои всходы. Проверено!

LF: Посоветуйте свои экспресс-методы приведения мамы в чувство и наполнения позитивом в сложные моменты.

М.К.: Я даже задумалась. Сразу и не могу вспомнить, что я делаю.

Во-первых, конечно, надо успокоиться. Люблю посидеть одна и проговорить с собой, почему то или иное событие меня разозлило. Какой у него самый ужасный вариант исхода и соответственно, стоило ли так взрываться. Как правило, понимаешь, что все это мелочи.

Еще нравится смотреть фильмы, особенно американские или французские. Обычно на экране идеальная семья, супер понимающие и терпеливые родители. Мне становится стыдно, и очень хочется быть такой же. На некоторое время этой мотивации хватает.

Могу посмотреть фото и видео дочери, когда она была маленькая. Сразу улыбка на лице появляется. Мы забываем, что наши взрослые дети пока все еще дети и смотрим на них, как на взрослых. А это ведь неправильно.

Я часто себе повторяю, что дочери гораздо тяжелее, чем мне. Ведь я осознаю, что с ней происходит: и на собственном опыте, и прочитав много литературы, и послушав психологов. А она не знает ничего про себя, не понимает, почему делает или говорит гадости, почему идет наперекор. Иногда вижу, что она вроде и хочет пойти на попятную, но не может. Ее слова и реакции порой неожиданны для нее самой. Это период, когда сначала сказала, потом подумала, но и все равно не призналась, что не права. И мне ее очень жалко, ведь она страдает от этого.

Безусловно, очень тяжело принять своего ребенка отдельной от себя личностью. Смотреть, как она учится на своих ошибках. Мириться с ее несогласием с родительским мнением. Но этот путь должен пройти каждый ребенок, как бы больно нам ни было от их промахов. Иначе они не станут полноценными личностями. Свою задачу я вижу в подставлении плеча, когда это потребуется. Хотя пока не всегда получается. Но я расту, как родитель, учусь быть терпимее. Я хочу быть такой мамой, про которую дети во взрослой жизни скажут: «Мама у меня замечательная, всегда поддержит и примет любым!»

 

Над материалом работала Татьяна Гриппас.

Всего комментариев: 0
Войдите: