02 Авг 2016

Ирина Лемешински – что значит быть анскулером.

Если вам интересна тема анскулинга, то интервью ниже будет для вас просто находкой. Ирина с юмором расскажет про философию родителей анскулеров, про раздирающие их сомнения и про то, каким семьям походит анскулинг.

Привет, меня зовут Ира, я автор кукол totootse и мама двоих детей, Ильи (8 лет) и Ноа Мириам (2,5 года). Оба они растут дома с самого начала их жизни.

Когда Илье было года полтора, я наткнулась на известную статью Ксении Подоровой «Кто ходит в школу по утрам». Свойственный мне с детства бунт против любой системы, против сравнивания и оценивания, наложился на восьмилетний педагогический опыт моего мужа, таким образом, обрекая нас на что-то совершенно нам неведомое. Хотя тогда, 6 лет назад, мы, конечно, были уверены, что это легче легкого, что это означает просто непосещение школы. Ах, как мы ошибались. Анскулинг сломал все наши стереотипы, возвел новые и снова сломал. Конечно, когда у нас был розовощекий двухлеточка, нам очень легко было быть анскулерами. Самая страшная новость заключалась даже не в том, что чем он будет становиться старше, тем чаще нам будет хотеться отдать его в школу, интернат, военное училище и юнгой на корабль дальнего плавания. Самое страшное оказалось то, что, однажды став анскулерами, мы больше никогда не сможем перестать ими быть.

5

Даже если он скажет: «Вы, предки, совсем «ку-ку», держите меня в четырех стенах, света белого не вижу, двух слов связать не могу!» — и отправится в школу, мы все равно не перестанем быть анскулерами. Это не наличие или отсутствие школы, это, скорее, взгляд на образование и вообще мировоззрение. Нельзя «развидеть» те книги и статьи, которые я перечитала за шесть лет, нельзя перестать понимать, как дети и вообще люди учатся и откуда берется мотивация, если уже понял это. Анскулинг был естественным продолжением нашего выбранного подхода к воспитанию и жизни с детьми. Короче, назад дороги нет. И, если бы можно было вернуться назад, мы бы сделали точно так же. Кстати, буквально недавно я вдруг поняла, что можно ходить в школу (осознанно) и быть при этом анскулером. Такой парадокс, но это уже какой-то новый уровень, я его еще не осознала в полной мере.

4

В Израиле просто оформить разрешение на домашнее образование. Нужно написать программу обучения ребенка на следующий год, снабдив ее причинами такого своего решения, и отправить в министерство образования. Потом к вам домой приходит инспектор посмотреть на ребенка, условия его жизни и поговорить с родителями. Собственно, и все. Никаких аттестаций и экзаменов. По идее, эту процедуру нужно проходить каждый год, но по факту вы уже знаете инспектора как родного, он знает, что вы не издеваетесь над детьми, а они у вас одетые, сытые и еще и умные, и обычно на вас забивают и никаких разрешений уже потом не требуют.

Сама суть анскулинга в том, что учеба неотделима от самой жизни. Иногда невозможно определить, это он учится или развлекается. Например, сейчас он увлекся чтением «Хоббита» по-английски по методу Ильи Франка. Это вообще не наша инициатива, он сам нашел текст в ридере, и просит меня слушать его произношение и поправлять. Его нельзя оттащить от чтения, и первое время он от прочитанных правильно слов вопил как футбольный болельщик, — это он учится или развлекается? А главное, читает вполне себе правильно, а я даже и не знаю, как так вышло. Мы с ним английский не учили, просто отвечали на вопросы. Или вот он ходил к учителю иврита год, учитель школьный, но молодой. Вначале усаживал его, как на уроке в классе, но быстро сообразил, что теряет его. С тех пор пошла жара, они снимали кино про инопланетян и высылали его мне на email, выпиливали автомат, доили коз и делали ремонт.

3

Все «доброжелатели» бдят так называемую социализацию. Я бы не сказала, что Илья как-то особенно легко или тяжело сходится с людьми. Обычно. Кто-то нравится, кто-то нет. Есть друзья – дети наших друзей, они разбросаны по стране, и мы ездим в гости, и к нам приезжают, то есть они видятся редко, но это друзья с раннего детства, есть также приятели на площадке, с которыми он бегает каждый день. Все совершенно обычно. Есть друзья, которые ходят в школу, есть те, которые не ходят, есть те, кто ходит в необычные школы, а-ля Саммерхилл в Англии – эта частная школа в Англии, созданная Александром Ниллом. Главный ее принцип в том, что школа должна подстраиваться под ребенка, а не наоборот. В Израиле — разнообразие в этом плане. Я показывала ему видеоролики такой школы, ему понравилось, сходим на день открытых дверей в следующем году.

Пока Илья говорит, что в школу не хочет, потому что тогда не останется времени на лепку. Лепкой из пластилина он занимается непрерывно уже пять лет много часов в день (если это обычный день дома). Лепит он, в основном, человечков разнообразных профессий, я завела для них отдельный аккаунт в Instagram. Полгода назад к лепке прибавилось чтение. Читает запоем, оторвать совершенно невозможно. В обычный день дома обычно также помещается две прогулки. Если папа не на работе, то это качественное выгуливание в лесу на велосипеде по камням и горам или на море. Я до леса с ними тремя (еще собачка) дотащиться не могу, а площадки ненавижу, но приходится. Сижу смирно уныло на лавочке. То ли дело бабушка, которая приезжает раза три в неделю и гуляет с ними на площадке несколько часов. Талант, не иначе.

В разные периоды жизни сына возникали разные кружки, спортивные и интеллектуальные, но пока не нашлось такого, куда бы он хотел ходить долго.

Из отрицательных сторон анскулинга я вижу только одну – необходимость жертвовать временем на работу, а, соответственно, и уровнем своего дохода. Но если у вас есть, скажем, наследство от американского дядюшки, то тогда вообще не вижу никаких минусов.

А, нет, вот еще один минус: приготовьтесь к тому, что вас будут раздирать сомнения, даже СОМНЕНИЯ. Лучше заранее обложиться книгами Иллича, Холта и тому подобными, списаться со всевозможными анскулерами, короче, организовать себе группу поддержки.

1

Могу ли я рекомендовать анскулинг другим семьям? Решительно нет. Но, если вы видите, что у вас все неминуемо к этому идет, то, в первую очередь, конечно, должно быть согласие между родителями, одинаковые ценности, цели и понимание процесса. А во-вторую, физическое наличие обоих родителей с детьми, ну или хотя бы одного всегда, а второго — часто. Ну, и вышеупомянутый дядюшка не помешает (у нас нету). А, и еще одно, может, даже самое главное: родители должны быть увлеченными своим делом людьми.

Относительно будущего четких планов у нас нету, мы смотрим на ребенка. Захочет пойти в школу — пойдет в школу.

Над материалом работала Елизавета Белякова.

 

Всего комментариев: 0
Войдите: